Среда , 30 Ноябрь 2022
Рекомендуем
Главная » В Доме литераторов » Ночь стихов в «Ночь искусств»
Ночь стихов в «Ночь искусств»

Ночь стихов в «Ночь искусств»

Для многих деятелей мирового искусства образы ночи, такие, как луна, звёзды, сгущающийся туман, свежая прохлада и само лирическое, трепетное настроение становились источниками великих произведений. Достаточно вспомнить лишь «Лунную сонату» Людвига ван Бетховена или полотна Архипа Куинджи. Поэты не в меньшей степени, чем композиторы и живописцы, склонны идеализировать ночь, воспевать её чувственную романтику, красоту и таинственность. Вы сможете убедиться, что для каждого из оренбургских поэтов ночь имеет своё обличье — Областной Дом литераторов им. С.Т. Аксакова, участвуя во Всероссийской акции «Ночь искусств», устраивает Ночь стихов. У каждого из наших поэтов есть свой неповторимый взгляд во тьму и на звёзды, и даже бессонницы у них совершенно разные.

Павел Рыков

***

Ночью ты встанешь, к окну подойдёшь.
В небе ночном звездопад начинается.
Боже! Как мир этот звёздный хорош –
Не засыпается!

Звёздам поведай желанье своё –
Люди твердят, что желанья сбываются.
От предвкушенья душа запоёт…
Не засыпается!

День – для забвенья; подступят дела,
Мчишься по дню – только пыль завивается!
– Господи! – скажешь. – А жизнь-то прошла,
Не засыпается!

Всё преходяще. И только любовь
Силой небесною не прекращается!
Звёзды летят, и безумствует кровь –
Не засыпается!

 

Диана Кан

***

Почто, луна-подруга,
Кручинишься-хандришь?
Из замкнутого круга,
Небось, не убежишь!

Из нас, незнаменитых,
Кто участи избег
По заданным орбитам
Крутиться целый век?

Рассеянно средь ночи
Ты сеешь мерклый свет…
Да, видно, он не всходчив,
Коль всходов нет, как нет.

Овеянное славой,
Горящее огнём,
Да что нам солнце, право?
Есть пятна и на нём!

То ослепит всем очи,
То, щедрое на зной,
Всем надаёт пощёчин
Монаршею рукой.

Нет в мире идеала…
Печальная луна,
Дианочка-Диана,
Замужняя жена.

Нам, человечьим жёнам,
Господь наш попустил
Быть светом отражённым
Неласковых светил.

Но, коль мечтой поэта
Господь судил нам быть,
Хоть отражённым светом
Обязаны светить.

 

Александр Исимовский

***

Однажды ты посмотришь на луну
И не увидишь рядом с нею звёзды –
Их свет погаснет в сумрачном плену,
Оставив взгляд луны кроваво-грозный.
Улыбку солнца будешь вспоминать,
Но память обогреть тебя не сможет.
Туман прохладой ночи пеленать
Тебя начнёт и на ухо шептать:
«День про́жит»…

 

Наталья Кожевникова

Ночь

В окне резном затеплится свеча,
Неясное наметится движенье –
То женщина глядит из-за плеча
В зеркальное своё отображенье.
Густеет мрак, и время на крыльцо
Вступает мановеньем листопада.
«Постой, – загородя рукой лицо,
Воскликнет она горестно, – не надо!
Измерен век узорной мишурой,
Любовью, и виною, и возмездьем.
Но прежде чем упасть сухой корой,
Сгореть дотла и дымом взмыть к созвездьям,
Яви мне лик бестрепетной судьбы –
Откуда я, зачем сюда явилась?»
Слова её наивны и грубы,
Но неизменна явленная милость.
И женщина, не поднимая глаз,
Рукой свечу привычно защищая,
Уходит вглубь. А ночь ведёт рассказ,
Идя по жизни, чёрная, большая, –
Как встарь, – с переполохами зарниц,
С тяжёлым конским храпом ниоткуда,
Ударами о воздух тяжких птиц,
Грозя и грезя ожиданьем чуда.

 

Александр Степанов

Похвала бессоннице

Настигает меня бессонница,
А на сердце такая звонница,
Что вставай – и айда, пляши:
Строчка к строчке – цепочки нижутся,
Не боясь получить за ижицу,
Рвутся, милые, из души…

В окнах тонкое осветление –
То ли новое стихотворение,
То ли праздной бессонницы бред…
Строчка к строчке – цепочки нижутся…
Не боясь получить за ижицу,
Будь здоровеньким, брат-поэт!

 

Ирина Любенкова

***

Тихой кошкой ночь подкралась;
Спит, прищурив жёлтый глаз.
Прохудилась крыша; тает,
И стекают звёзды в таз.

На часах слегка за полночь,
На календаре – весна.
Нам лет в двадцать так же, помнишь,
Было ночью не до сна.

Мамы строгие вздыхали:
«Сколько можно всё гулять?», –
Хоть уж сами-то едва ли
В двадцать лет хотели спать.

Будет утро. Мудренее
Мы не стали в пятьдесят,
Но любовь весной нас греет,
Как и тридцать лет назад.

 

 

Сергей Макаров

***

Пока ночь небу заплетает косы,
Лежу в липком страхе, едва дыша,
И слышу, как жалобно просит
Свободы и воли моя душа.

Я прошу её: «Будь потише,
Позволь мне, пожалуйста, просто спать!
Я знаю, однажды ты улетишь,
Куда вам положено улетать.
Я знаю, тебе надоела клетка,
Но я эта клетка! Ты слышишь? Я!
Я не исполняю желаний заветных,
Поэтому тише, прошу тебя.
Прошу, не устраивай бурной сцены.
Мы связаны чьим-то могуществом свыше,
Меня без тебя и не будет, наверно…
Поэтому тише, прошу тебя, тише.

Она полыхает в обиде серьёзной,
Но, губы сжимая, мне не отвечает,
И катятся слёзы, как по небу звёзды,
Которое утро уже расплетает…

 

 

Екатерина Литовченко

***

Бессонницей глаза сковала
Безжалостная ведьма-ночь
И коброй вытащила жало,
Чтоб не смогла прогнать я прочь.
И от отчаянья к надежде
Стремилась сонная душа,
Слащавой рифмой, как и прежде,
Скользя по лезвию ножа.
Сорваться снова в бездну фальши?
Растаять снегом на золе?
Не знать, что есть и будет дальше
На хворью выжженной земле?
Не знать любви, печали, крика,
Стеречь надуманный покой?
Всё растерять, дойти до пика,
Завять, как сорванный левкой?
Нет, не вернуть былых иллюзий
И ностальгию по тиши:
Я Вашей своенравной Музе
Вручила часть своей души.

 

 

Александр Атвиновский

Ночной пленэр в Питере

Забываю у Биржи хандру,
Лучших зодчих шедевры смотрю
В переливах сусального золота –
На пленэре ночном в центре города.

В полумраке аркады, пилоны,
В силуэтной подсветке фронтоны
И скульптуры, недавно подлаженные,
В зелень патины ярко окрашенные.

Я рисую речные фасады,
Караваном подходят фрегаты,
На Неве поднимают мосты,
Сыплет искры салют с высоты.

Где у Биржи к реке променад –
Пышной свадьбы балет-маскарад.
Добавляю ещё два штриха –
Исправляю портрет жениха…

Вот теперь он похож на меня!
«Горько! Горько!» – кричит вся родня,
А невеста в прозрачной фате
Продолжает крутить фуэте.

 

 

Елена Кубаевская

***

Пронзает сердце,
сердце,
сердце
Стук каблучков по мостовой…
Ночной и мокрой,
одинокой,
Невыносимой!
В жизнь длиной…

Вонзаясь в сердце, сердце, сердце,
По мостовой звучат шаги…
Захлопнулась, как выстрел, дверца,
И не видать вокруг ни зги…

Холодным покрывалом плечи
Укрыла мне подруга-ночь…
Ах, до чего же бесконечна
Дорога – прочь!

 

 

Вадим Бакулин

***

Я смотрел в глаза бессоннице –
Неземные острова.
И не мог я успокоиться,
И не мог найти слова.

А в ночи копыта цокали.
Чуть дрожала тишина.
Ветер ссорился со стёклами
Приоткрытого окна.

И была берёзка так легка

В полумраке за окном…
И я понял: это музыка,
Не явившаяся днём.

 

 

Елена Тарасенко

Этюд

Курлычет ночь, щебечет лесть, орёт задор, как рыжий кочет,
Сидит Фортуна на скамье, разглядывая наш набег.
Мы доконали этот день, он ничего от нас не хочет,
Он утирает пот со лба и ретируется навек.

Мы беспощадно хороши. Мы так блистали, так шалели!
В дыханье каждого сквозят триумф, свобода и мандраж,
Как будто мы на плаху шли, но палачи нас пожалели –
И надарили нам цветов, и настрогали репортаж.

Обыкновеннейшая жизнь, наипонятнейшие мысли;
Мы не титаны, но идём по титанической стезе,
И никому не разгадать, хоть по секундам нас расчисли,
Как прямизну и прямоту объехать на кривой козе.

Развейся, чад, пускай бренчат удачи ветреной мониста,
Где средь монет подвешен ключ от двери с именем Успех.
Моё сознание твердит молитву перфекциониста:
«Позвольте это сделать мне. Немедленно. И лучше всех».

 

 

Надежда Остроухова

***

Лунной ночью в тёмном небе –
Неопознанный объект.
Правда это или небыль?
Знаю только я ответ!

Может, сон чудной приснился,
Может, показалось вдруг,
На свидание явился
Мой инопланетный друг!

Пригласил к себе в тарелку,
Сам чего-то говорит.
Мы вдвоём, как Стрелка с Белкой,
К звёздам нанесли визит!

До рассвета я летала!
Он в своей тарелке был.
О колечке я мечтала –
Он мне космос подарил!

 

 

Вячеслав Моисеев

На озере

Осколок зеркала лежит в густой траве,
Он в полдень отражает бездну неба
И облака, и солнца щедрый свет,
А в полночь – мирозданья быль и небыль.

Во тьме над непокрытой головой
Кулик свою испытывает флейту,
В неё два раза гукнет и долой –
Летит навстречу завтрашнему лету.

Всё стихло. Каждый зверь в своём дому.
Шаги слышны далёко в перелеске.
А лодка на ночь отдана тому,
Кто равнодушен к поплавку и леске.

Плыву – и две морщины за спиной.
Неужто зеркало во тьме мне корчит рожи?
Нет, это, брат, улыбка, и со мной
Улыбкой этой мирозданье схоже.

 

Мария Энская

Шабаш на двоих

Приезжай, мы будем вместе
Танцевать под облаками,
Мерить, как в забытой песне,
Расстояние шагами,

Пить вино, смеяться звёздам,
Улыбаться, словно дети,
Словно нам ещё не поздно
Быть одними на планете,

Раздеваться на поляне,
Разводить костёр в тумане,
Прыгать, как лесные лани,
Через бурелом и камни,

Зажигать друг в друге тайны,
Ворошить былое чудо…
Если сердце не обманет,
Эту ночь я не забуду.

 

Виталий Молчанов

Сторож

Огни прощаются рампы,
Мигая печально-белым.
Им занавес отвечает
Тяжёлой складкой-рукой,
Касаясь в поклоне сцены.
Горят вполнакала лампы,
И пыльное кресло вздыхает
В партере под тощей спиной
Молоденького поэта.
Он  сторожем служит в театре,
Засовы кладёт на двери,
А после – один, в тиши,
Сплетает  в любовной мантре
Стихи, что страстью согреты,
О юной, прекрасной пери –
Актрисе его души.
Смешной в мешковатой форме
Оставит афишку с текстом
В гримёрке глубокой ночью
И станет взахлёб мечтать,
Как пери, легка и чудесна,
Прочтёт – задрожит в истоме,
Полюбит его заочно,
Захочет к груди прижать.
Падут волшебные замки
Обычным дождливым утром.
Актриса, чужа и гламурна,
Стирая бурную ночь,
Измажет афишу пудрой
И, скомкав любовь как бумагу,
Швырнёт, не читая, в урну,
А сторож отправится прочь…
Живут на земле поэты,
Oни на детей похожи.
Чуть тронь их – они заплачут,
Ударь кулаком – смолчат.
Частенько чужие раны
Своей ощущают кожей.
Им мало любви поплоше,
Oни неземной хотят!

 

Наталья Осипова

***

Свет фонарей осколками зеркал
В Урале расплескался одиноко.
Луна с небес косилась царским оком,
Всходя на полуночный пьедестал.
Мой город спал смиренно средь дорог,
Укутанный июньским покрывалом.
В цветных пижамах, шаткие чуток,
Блуждали сны по улицам усталым.
В подъезде старом сумрак говорлив,
В нём слышу речи из былых столетий:
Недавно Пушкин проезжал в карете,
Красноречив и с дамами учтив,
Расспрашивал про пугачёвский бунт…
И плыли толки, вздохи, пересуды –
Женился кто… во что одет, обут…
Про дождь с утра… настойку от простуды…
Туман-приблуда пеленою снов
Сгущался, убаюкивая город.
Устало Пушкин закрывал блокнот,
В котором каждый лист России дорог.
Ленивый ветер дрёму навевал,
Луна с небес косилась царским оком…
Спи, Оренбург, смиренно и глубоко,
Великому воздвигнув пьедестал…

 

 Вера Арнгольд

***

И ты и я, и жёлтый свет в окне,
И скрюченные пальцы у сирени,
Зажавшей в горсть последний вздох осенний,
Всё в белом сахаре на чайном дне.
Последовав декабрьской темнотой
За тёплым дымом чьей-то сигареты,
Войти во двор и там под циркуль света
Попасться с непокрытой головой.
Переплетать свои слова с твоими,
И молча слушать, не вникая в них,
И чувствовать подспудно новый стих,
Рождаемый или, быть может, мнимый.
А ночь бела, и снова снег и снег,
Нас окружат бессвязным, тихим, сонным,
И ты и я под этот свет оконный –
Рисованный нечёткий человек.

 

Юрий Полуэктов

***

Ночь. За приветливым окном
Метель покажет нам кино.
Свеча со сказкой заодно
И сочиняет перед сном,
Как в зеркале, в глазах любимых
Вальс розы с медленным огнём.
Уснём в предчувствии побед.
Пусть беды проплывают мимо.
Приснится нам, что смерти нет
И молодость непобедима.

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>