Четверг , 11 Август 2022
Рекомендуем
Главная » Новости » Интервью Ф. Д. Березина
Интервью Ф. Д. Березина

Интервью Ф. Д. Березина

ФЁДОР БЕРЕЗИН:
«В день происходили события, которых хватило бы на роман»

 

2326 мая в Оренбурге прошёл IX Международный фестиваль содружества национальных литератур «Красная гора», который проводит Оренбургское региональное отделение Союза российских писателей. Одним из его гостей стал писатель-фантаст Фёдор Березин, председатель Союза писателей Донецкой Народной Республики, депутат Народного Совета ДНР, офицер Советской армии и народной милиции ДНР. С ним побеседовал главный редактор «СВ».

 

– Фёдор Дмитриевич, вы начинали служить в Советской армии.

– Да, я окончил Энгельсское высшее зенитно-ракетное командное училище ПВО страны. Давненько это уже было, в 1981 году. После служил в войсках противовоздушной обороны, естественно. На разных точках Советского Союза, тогда большой-большой страны: в Казахстане, в Амурской области. Мы управляли серьёзным ракетным оружием – комплексом С-200 дальностью поражения 240 километров. Даже ядерные боезапасы можно было применить на этих ракетах.

– Как вы оказались в Донецке?

– Я родился в Донецке. Хотел поступать в военно-морское училище, служить на подводной лодке, но как-то не сложилось, а вот в ПВО попал. Потом захотелось писать. Да с детства хотелось. Но сначала, закончив службу, вернулся в Донецк, семью надо было кормить, а тут 90-е годы – вы же понимаете, что это такое. Поэтому пришлось даже в шахту спуститься, четыре года работал проходчиком вертикальных стволов. Наверное, я единственный офицер ПВО, который ещё и в шахту влез… А тут – бабах, и развалился СССР. Если б я знал, что оттого, что я ушёл из армии, развалится Советский Союз, до сих пор стоял бы на боевом дежурстве (улыбается).

– Вы говорите, что всегда хотели писать. А когда начали?

– Да по мелочам ещё в 1980-е пытался публиковаться, рассылал рассказы в разные журналы, везде получил прекрасные рецензии, но нигде меня не напечатали. Может быть, потому, что у меня не было пишущей машинки? И тут меня как бы от народа поставили проверяющим в финчасть нашего подразделения, а там была пишущая машинка. И я на ночь брал её к себе, договорившись, и перепечатывал то, что написал от руки, хотя печатать получалось дольше, чем писать. И про меня думали: наверное, докладные куда-то шлёт! Поэтому начальство стало меня опасаться… А когда мне уже было под 40, я купил компьютер и начал на нём писать. Сначала всё перепечатал из своих старых тетрадок. Оказалось, это, во-первых, мало, во-вторых, не тот уровень. Я самоучка, но за два с половиной месяца сделал роман, между делом – пару рассказов, которые в этом же году опубликовали в журнале в Кировограде. Потом написал ещё один роман и переделал первый, и они в 2001 году вышли одновременно в Москве. Оба про войну, про катаклизмы атомного масштаба. И сразу их заметили. Хотя я не был знаком ни с какими писателями, редакторами, даже сторожа библиотеки не знал. Помните Мартина Идена Джека Лондона? Он зашёл с улицы в редакцию и вдруг попал в литературный мир. Короче говоря, я быстро стартовал: в 1998-м начал писать, а в 2001-м уже получил первое место среди сорока дебютантов на международном фестивале фантастики.

– Скажите, самый любимый из ваших романов и самый популярный у читателей – это один и тот же?

– У меня нет любимых. А самый известный у читателей – это не один роман, а серия из трёх романов «Красные звёзды». Она ещё когда-нибудь получит продолжение. Суть её в том, что есть некая альтернативная реальность, в которой изменены полюса: Советский Союз – гигантская сверхдержава сталинского типа, которая доминирует в мире, а Америка зажата в угол там у себя на континенте. Идёт глобальная конкуренция сверхдержав, причём на таком уровне, что они даже маленькие ядерные боеголовки кидают друг другу. Но времена начинают сливаться, и из параллельного мира проникают пришельцы, которые не понимают, куда они попали. Именно эти романы произвели на читателей впечатление масштабами происходящих в них событий. Я очень долго ковырялся во всяких архивах, в Интернете и описал в этих книгах ту технику, которая была разработана в Советском Союзе, или хотя бы у нас придумана. Вот эти романы мне больше всего нравятся. Есть и много других книг. Например, «Украинский фронт», написанный в 2009 году и запрещённый на Украине.

– Почему запрещённый?

– Ну потому, что одно название говорит само за себя. Он написан после того, как Ющенко пришёл к власти на Украине, а это было в 2004-м, и тенденция уже была ясна: раскол Востока и Запада случится рано или поздно, причём именно здесь. Вообще в тот год, 2009-й, на Украине было запрещено 14 книг – и художественных, и политологических, но в основном не украинских авторов, а я-то был гражданин Украины. Их изымали из торговли. Я даже как-то поспорил в Харькове с одним товарищем насчёт этого. Он говорит: «Та не, ну шо это за ерунда?» Подходим к книжному ларёчку, я спрашиваю «Украинский фронт», а меня продавец узнал и говорит: «Фёдор Дмитриевич, вообще-то нельзя, но для вас завтра будет».

– Сколько всего у вас вышло книг?

– У меня двадцать романов – толстых, общим тиражом примерно 400 тысяч экземпляров.

– Давайте вернёмся к вашей военной профессии. Насколько я понимаю, вам в 2014 году снова пришлось надеть форму, взять оружие в руки.

– Да, когда начался майдан в конце 2013 года, всё уже было понятно, я бывшим товарищам-украинцам, которые фантастику писали, говорил: «Ребята, будет война». Они смеялись: «Шо ты там ерунду мелешь, Березин?» Я вышел из Всеукраинского общества фантастики и написал об этом в Интернете. Мне пишут, что я его расколол. Я отвечаю: «Нет, это вы его раскололи, когда поддержали майдан». Потом крымчане начали выходить, другие. И всё уже было решено, я собирался уходить в Славянск воевать. 11 мая у нас прошёл референдум о самоопределении Донецкой Народной Республики и о присоединении к России, а до этого, 2 мая, случилась трагедия в Доме профсоюзов в Одессе, и стало уже окончательно всё ясно.

Ещё 27 апреля я участвовал в конференции, на которую украинские авторы приехали в Донецк, вы представляете? В Донецк! И они мне доказывали, что это Россия всё сделала. Я им говорю, что не вижу России, а украинские самолёты вижу, которые идут на Славянск с подвеской и специально над Донецком проходят на малой высоте. Высота – 500 метров, бомбы подвешены. А тут в Одессе 2 мая такое случилось…

В общем, 15 мая ушёл я в Славянск добровольцем в Народное ополчение. И вначале был простым рядовым. Стрелок это называлось. Ну то есть копали окопы, старое оружие чистили, пулемёты в боевое состояние приводили, караулы несли. Короче, рабочие дела.

– Вы в каком звании из Советской армии уволились?

– Капитаном. А вскоре в Славянске я был назначен заместителем командующего армии. Ну звучит громче, чем было, потому что это добровольческая армия, и очень небольшая на самом деле. Потом меня отправили в Донецк собирать пополнение и параллельно что-то налаживать. Работа была очень тяжёлая, спал я часа два в день. Многое на мне держалось, потому что вокруг были люди, не имевшие в основном военной подготовки. Занимался всем – вплоть до коррекции огня, до налаживания промышленной базы для починки танков. Вплоть до того, что приехал в университет и разоружил военную кафедру, забрал всё, что было можно.

– Когда для вас начались боевые действия?

– 15 мая, как только приехал. Уже шли обстрелы с украинской стороны, были блок-посты. Мы под видом рабочей бригады проехали в Славянск. Я лично танки не подрывал, вертолёты не сбивал, так что чужие подвиги себе приписывать не буду.

– Тем не менее, я вижу, у вас есть награды ДНР.

– У меня есть медаль «За оборону Славянска» – это за то, что я туда направлял людей и ресурсы.

– Как вы стали депутатом Народного Совета ДНР?

– В 2014 году организовал Союз писателей Донецкой Народной Республики. И общественная работа способствовала, и в 2014 году мы огромную воинскую работу проделали, несопоставимую с тем количеством, что нас там было… Депутатом меня избрали 1 декабря 2018 года. На пять лет.

– На следующий срок собираетесь переизбираться?

– Я не знаю. Хочется вернуться в литературу, но для этого нужно иметь какую-то постоянную работу. Хотя пенсия есть…

– Есть какие-то конкретные творческие планы? Вот чтобы вы сейчас сели и написали?

– За нашу восьмилетнюю войну я очень мало, конечно, написал. Одну книгу и детскую фантастику. Мне понравилось писать фантастику для детей, и я бы написал ещё. Хотел бы сделать воспоминания о 2014 годе. Может быть, не документалистику, а роман. Потому что там иногда в день происходило событий, которых хватило бы на роман.

 

Беседовал Вячеслав МОИСЕЕВ
Фото автора

52_мвг_Интервью Ф.Д. Березина

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>