Воскресенье , 4 Декабрь 2022
Рекомендуем
Главная » Новости » Подборка стихотворений Виталия Молчанова в «Литературной газете»
Подборка стихотворений Виталия Молчанова в «Литературной газете»

Подборка стихотворений Виталия Молчанова в «Литературной газете»

 

* * *

У каждого русского есть Украина –

Своя, не чужая, от предков, надолго.

Жар красного гнева, стынь чёрного сплина

В душе поселились, прошитой осколком.

Руины, пожарища, сироты, вдовы…

Землистого цвета печальные лица.

С дивчиной не встретится парубок снова

В вишнёвом садочке у старой криницы.

От снайперской пули он пал под Луганском,

Накрыло её «Ураганом» в Донецке –

За гривны в карман и за цацки на лацкан

По мирным пуляет нацгад молодецки.

Раздел и раздрай, бесноватые толпы

У Рады взывают к убийству, к майдану.

Любой онемел бы, ослеп и оглох бы,

Увидев могилу обнявшую маму.

 

Отдушина русских сердец – Украина.

В чарующих песнях под звуки бандуры,

В лихом гопаке, в хате, мазанной глиной,

В гнезде черногуза, в пейзажах с натуры,

В бессмертных твореньях Тараса и Леси,

И в Гоголя строках – мудрейших из мудрых –

Любовь расцветала… Cтолетья мы вместе,

Зачем же на плахе оплакивать кудри?

Кровавый ручей, не струись между нами.

Пришли лиходеи – любовь отравили,

Но память больными, в прожилках, руками

Её воскресит, и напишутся были

Потомкам двух братских земель в назиданье:

«Не режь по живому, не бей славянина!»

Лишь матери скорбной не стихнет рыданье.

У каждого русского есть Украина!

 

Герой

Окна туго забиты мешками с песком.

Прекратился обстрел. На больничной постели

Умер воин от ран, крестик сжав со шнурком, –

Тополя вдруг за тысячу вёрст зашумели.

Там, в отдельной палате в родном городке,

Одноклассник солдата простился со светом

От удара ножом в дорогом кабаке,

Не оставив потомства отцу-мироеду.

Врач сказал медсестре: «Парню – вечный покой.

До последнего дрался, отход прикрывая».

А в России хирург покачал головой:

«Кто стоит на краю, тот и скатится с края…»

 

…Не привык мой герой тень бросать на плетень,

Плутовать и просчитывать в бизнесе риски.

Пусть в плечах у него не косая сажень,

Да и рост выше среднего, не богатырский.

Просто парень рабочий. В толковых руках

Славно спорилось дело, он в армии тоже

Отслужил год за совесть свою, не за страх,

И женился на девушке чуть помоложе.

Нелегко было им жизнь наладить с нуля,

Честный хлеб трудовой запивая водою.

В дни рожденья детей он сажал тополя

У подъезда под самой счастливой звездою.

Одноклассник его – сын банкира, мажор –

Усмехался, жируя на папины деньги:

– Что деревья? Купи заграничный мотор

Или жёнке на уши с бриллиантами серьги!

Взял бы в банке у нас долгосрочный кредит

И махнул всей семьёй отдохнуть на Канары…

– Кабала долговая мне с детства претит,

Не даются кредиты народу задаром.

– Ну и ладно, плоди, дуралей, нищету, –

Газанул, оставляя шлейф дыма вонючий.

Доставалась герою копейка в поту,

Не привыкшему верить в сомнительный случай.

 

Да пребудут в России герои всегда,

Незаметные глазу в людской круговерти!

Если отчую землю постигнет беда,

Встанут крепким щитом перед лютою смертью.

Сильных духом и смелых в России не счесть:

Может быть, каждый сотый, десятый, девятый.

И в Донецк защищать грудью русскую честь

Полетел мой герой в телогрейке из ваты.

Птицы смотрят в окошко с раскидистых крон.

Тихо падает пух, разносимый ветрами.

У войны необъявленной строгий закон –

Добровольцев своими не звать именами…

 

Ростовую скульптуру на чёрной плите

Моет сторож кладбищенский, мзду предвкушая.

С горя запил банкир и вопит в пустоте:

– Для кого же копил, для кого же дышал я!

Для кого повторял: «Правда только в деньгах!

Мы хозяева мира, все прочие лохи…»

Одиночество жизни, бессилие, страх –

Злые спутники жертвы на сломе эпохи.

И забвение – жалкий удел старика,

Позабывшего совесть, мошну набивая.

Не коснётся ребячьей головки рука.

«Кто стоит на краю, тот и скатится с края…»

 

На могиле другой – обелиск со звездой,

Незабудки растут, cтол, скамейка, ограда.

Два сынка – крепких тополя – вместе с вдовой

Поминают отца – работягу, солдата

И героя, презревшего сонный уют

Ради счастья людей с нашей русскою кровью.

– Скоро в доме внучата твои заснуют,

Первоцветы тебе принесут к изголовью.

Будешь в памяти вечно потомков своих,

Зашумит у крыльца тополиная роща…

У России с героем судьба на двоих –

Жизнь во имя добра чище, лучше и проще!

 

* * *

Забудешь ли, когда поверить страшно

И слёзы не просохли на ветру,

Газеты крик, стон полосы бумажной:

«Донецк. Заряд кассетный. «Точка-У»?

 

Беспамятных история не учит,

И варварство одеждой не прикрыть.

Кругом тела… Луч солнечный, колючий,

На пятнах крови продолжает стыть.

 

Сигнализаций злая перебранка,

Вой скорых рвёт сердечную струну…

…Мне кажется, поднимутся из танков

Сгоревшие за Русскую весну.

 

Стряхнув комки земли могильной с берцев,

В руках зажав карающий металл,

С живыми рядом встанут ополченцы –

Вновь будет воевать, кто воевал

 

За то, чтоб луч быть перестал колючим

И слёзы снова сохли на ветру,

Чтоб никогда не повторился случай:

«Донецк. Заряд кассетный. «Точка-У».

 

Время Z

На точных «командирских» – время Z –

Зигзаг ракеты в панике сирены.

Нациста не спасёт бронежилет

И не укроют бункерные стены.

 

Настало время не щадить врагов.

Расплаты час: минутно и секундно

Взимать долги за свой разбитый кров,

За каждое расстрелянное утро,

 

За ангелов под плитками аллей,

За матерей невысохшие слёзы…

Нет справедливей времени и злей,

На циферблате – огненные грозы.

 

Зигзаг ракеты, вспыхнувший в ночи, –

Возмездие за восемь лет кошмара.

Окопы вас не спрячут, палачи,

Траншеи не минует наша кара!

 

Для нелюдей страны, которой нет,

Продавших кровь и Родину задаром,

На точных «командирских» – время Z –

Час мести с неминуемым ударом.

 

* * *

Новгороду-Северскому посвящается

Облака, потемнев, как вареники с вишней,

В кипятке августовского неба подвижны:

Скоро лопнут, сварившись, – по зелени пышной

Застучит горний сок благодатным дождём.

Ложка Божья сверкнёт, снедь ко рту поднимая,

И с последним вареником влага живая

Соберётся в рушник – он от края до края

Небосвода горит семицветным огнём.

 

По Урицкого дядя плывёт на телеге –

Меж колёс ручеёк завихряется пегий.

Голенища – всегда для пшенички сусеки,

И сегодня кормилец придёт не пустой.

Куры ждут. Tётя крошит ботву в огороде.

Папа мой, на рыбалку собравшийся вроде,

«З приймачем очікує прогнозу погоди»,

То есть слушает радио с местной попсой.

 

Три славянских сестры, разделившие беды,

Вы напрасно на верность давали обеты,

Собирались в кружок для душевной беседы,

Чтоб на суржике вновь о любви говорить.

У Десны, в славной вотчине Игоря-князя,

Под стеной монастырской я, маленький, лазил.

Сорок лет не прошло – и никто нас не сглазил,

И родные остались вне времени жить.

 

Облака над Радяньской плывут Украиной.

Дядя дрыхнет в телеге, накрывшись холстиной.

Приближается дождь, я машу хворостиной –

Загоняю назойливых пёстрых курей.

Наливается соком небесный вареник,

Тётя, бросив ботву, вдруг берётся за веник,

С «Кобзарём» драгоценным влез папа на сенник,

Домового вспугнув скрипом старых дверей.

 

Поздравляем Виталия Митрофановича Молчанова с юбилеем! Желаем крепкого здоровья, благодарных читателей и новых пронзительных строк!

 

https://lgz.ru/article/-40-6854-05-10-2022/bespamyatnykh-istoriya-ne-uchit/

 

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>