Воскресенье , 4 Декабрь 2022
Рекомендуем
Главная » В Оренбуржье » Существует икона, на которой запечатлён облик Александра Сергеевича Пушкина?
Существует икона, на которой запечатлён облик Александра Сергеевича Пушкина?

Существует икона, на которой запечатлён облик Александра Сергеевича Пушкина?

Существует икона, на которой запечатлён облик Александра Сергеевича Пушкина. Так звучал первый вопрос на засыпку!

И совершенно верно – с вами рубрика «Вопрос на засыпку» и Диана Кан. Итак, Правильный ответ —
ДА, такая икона существует!
И это икона, на которой изображены святые великомученики Косма и Дамиан, в которых легко угадать Александра Пушкина и Владимира Даля. Сейчас эта икона хранится в музее истории религий в Санкт-Петербурге хранится икона, а ранее находилась в Нижнем Новгороде. На небольшой доске изображены Косма и Дамиан – святые великомученики, которые с помощью христианской веры исцеляли людей и животных. Но, внимательно вглядевшись в лица святых, вы узнаете в них … Александра Сергеевича Пушкина и Владимира Ивановича Даля, знаменитого составителя Словаря великорусского наречения. Эта икона была написана по заказу семьи Даля после его смерти. Предположительно, так завещал сам Владимир Иванович Даль. Пушкин и Даль тесно общались, и в последние минуты жизни именно Даль находился рядом с Пушкиным. Даль был врачом, и, конечно же, по зову сердца примчался в квартиру Пушкина, едва узнав о смертельном ранении. Как врач, Даль понял, что Пушкин обречен. Но всячески подбадривал его, скрашивая последние часы жизни «солнца русской поэзии»… Умирающий Пушкин передал Владимиру Ивановичу свой знаменитый перстень с изумрудом со словами: «Даль, возьми на память. Бери, друг, мне уж больше не писать».
Этому перстню Александр Сергеевич посвятил стихотворение «Храни меня, мой талисман».
Впоследствии Даль расскажет:
«Пушкин тогда в первый раз сказал мне «ты», — я отвечал ему так же, и побратался с ним уже не для здешнего мира».
Рассказывая о памятном подарке поэта, Владимир Иванович в письме Одоевскому напишет:
«Перстень Пушкина, который звал он – не знаю почему – талисманом, для меня теперь настоящий талисман. Вам это могу сказать. Вы меня поймете. Как гляну на него, так и пробежит по мне искорка с ног до головы, и хочется приняться за что-нибудь порядочное».
Цитата закончена.
Дочь Даля передала кольцо президенту Императорской Академии великому князю Константину Романову. Последний завещал его Академии, и в 1915 году перстень поступил в Пушкинский Дом, а в 1953 году — во Всесоюзный музей Пушкина.
Вот это «братание» двух классиков и нашло отражение в иконе. Логично спросить – почему их облики были воплощены именно в образах святых близнецов Космы и Дамиана?
Дело в том, что День Космы и Дамиана приходился на 1 ноября – день открытия церковно-приходских школ. Этот факт привел к тому, что святые великомученики стали покровителями в том числе сферы просвещения и образования. А о ком мы вспоминаем в первую очередь, говоря о литературе и русском языке?
Конечно, о Пушкине и Дале, двух беззаветных подвижниках Русского слова.
Кстати, икона – не единственное творение, где Пушкин и Даль изображены вместе. В Оренбурге находится памятник, установленный в честь событий 1833 года, когда поэт прибыл в здешние места, чтобы собрать информацию для своей «Истории Пугачева». Даль вызвался быть проводником и сопровождал Пушкина в его путешествии. Сегодня в этом сквере, который в народе называется «Пушкин-Даль» часто устраивают поэтические чтения оренбургские поэты и поэты-гости города.

*********************
Второй вопрос касался Чехова. Однажды якобы Чехов подсунул полиции завёрнутый в бумагу арбуз, назвав его бомбой, чем вызвал огромную панику в полицейском участке.
Правильный ответ – ДА.
Об этой истории очень живо рассказал блистательный эссеист Владимир Гиляровский. Цитата.
Как-то часу в седьмом вечера, великим постом, мы ехали с Антоном Павловичем с Миусской площади ко мне чай пить. Извозчик попался отчаянный: кто старше, он ли, или его кляча — определить было трудно, но обоим вместе сто лет насчитывалось наверное; сани убогие, без полсти. На Тверской снег наполовину стаял, и полозья саней то¬ и дело скрежетали по камням мостовой, а иногда, если каменный оазис оказывался довольно большим, кляча останавливалась и долго собиралась с силами, потом опять тащила еле-еле, до новой передышки… На углу Тверской и Страстной площади каменный оазис оказался очень длинным, и мы остановились как раз против освещенной овощной лавки Авдеева, славившегося на всю Москву огурцами в тыквах и солеными арбузами. Пока лошадь отдыхала, мы купили арбуз, завязанный в толстую серую бумагу, которая сейчас же стала промокать, как только Чехов взял арбуз в руки. Мы поползли по Страстной площади, визжа полозьями по рельсам конки и скрежеща по камням. Чехов ругался — мокрые руки замерзли. Я взял у него арбуз.
Действительно держать его в руках было невозможно, а положить некуда. Наконец, я не выдержал и сказал, что брошу арбуз.
— Зачем бросать? Вот городовой стоит, отдай ему, он съест.
— Пусть ест. Городовой! — поманил я его к себе.
Он, увидав мою форменную фуражку, вытянулся в афронт.
— На, держи, только остор…
Я не успел договорить: «осторожнее, он течёт», как Чехов перебил меня на полуслове и трагически зашептал городовому, продолжая мою речь:
— Осторожнее, это бомба… неси ее в участок…
Я сообразил и приказываю:
— Мы там тебя подождем. Да не урони, гляди.
— Понимаю, вашевскродие.
А у самого зубы стучат.
Оставив на углу Тверской и площади городового с бомбой, мы поехали ко мне в Столешников чай пить.
На другой день я узнал подробности всего, вслед за тем происшедшего. Городовой с бомбой в руках боязливо добрался до ближайшего дома, вызвал дворника и, рассказав о случае, оставил его вместо себя на посту, а сам осторожно, чуть ступая, двинулся по Тверской к участку, сопровождаемый кучкой любопытных, узнавших от дворника о бомбе.
Вскоре около участка стояла на почтительном расстоянии толпа, боясь подходить близко и создавая целые легенды на тему о бомбах, весьма животрепещущую в то время благодаря частым покушениям и арестам. Городовой вошел в дежурку, доложил околоточному, что два агента охранного отделения, из которых один был в форме, приказали ему отнести бомбу и положить ее на стол. Околодочный притворил дверь и бросился в канцелярию, где так перепугал чиновников, что они разбежались, а пристав сообщил о случае в охранное отделение. Явились агенты, но в дежурку не вошли, ждали офицера, заведывавшего взрывчатыми снарядами, без него в дежурку войти не осмеливались.
В это время во двор въехали пожарные, возвращавшиеся с пожара, увидали толпу, узнали, в чем дело, и старик брандмейстер, донской казак Беспалов, соскочив с линейки, прямо, как был, весь мокрый, в медной каске, бросился в участок и, несмотря на предупреждения об опасности, на¬правился в дежурку. Через минуту он обрывал остатки мокрой бумаги с соленого арбуза, а затем, не обращая внимания на протесты пристава и заявления его о неприкосновенности вещественных доказательств, понес арбуз к себе на квартиру.
— Наш, донской, полосатый. Давно такого не едал.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>