Четверг , 28 Май 2020
Рекомендуем
Главная » В Оренбуржье » В эвакуации
В эвакуации

В эвакуации

ФёдороваА.В. Фёдорова

профессор, доктор исторических наук,
зав. кафедрой истории Отечества
Оренбургского государственного
аграрного университета

 

 

В годы Великой Отечественной войны в Оренбуржье наблюдался подъем культурной сферы, что объясняется тремя обстоятельствами. Во-первых, в довоенное время в области создали солидный «научно-образовательный и художественно-образный потенциал». Во-вторых, учреждения культуры были полностью мобилизованы на нужды фронта. В-третьих, во время эвакуации из западных районов страны в регион прибыли театры, творческие коллективы, музеи, учебные заведения и т.д.

Уже в ноябре 1941 г. Оренбург принял Рязанский областной художественный музей. Среди 193 живописных полотен были известные произведения: «Крепостная девушка» А.Г. Венецианова, «Княгиня Борятинская» В.Л. Боровиковского, работы кисти Р. Аргунова, В. Сурикова, И. Левитана, М. Врубеля, автопортрет И. Репина. Помимо живописи, коллекция включала 88 экземпляров рисунков, гравюр, литографий Декурти, Бертрана, Миллера, фарфор, стекло, кость (255 экземпляров).

Летом 1942 г. в городе разместили эвакуированную коллекцию Черниговского областного исторического музея. Поступившие музейные экспонаты были подмочены и покрылись плесенью. Сотрудники музея тщательно их просушили. Реликвии Черниговского исторического музея были упакованы в 51 ящике, десяти сундуках. Кроме того, оренбуржцы приняли девять пушек, тринадцать колоколов. Черниговский музей эвакуировал личные вещи Богдана Хмельницкого и Мазепы Скоропадского, коллекцию огнестрельного и холодного оружия. Среди экспонатов находились евангелия и иконы, тканые и вышитые Черниговский, Стародубский, Новгород-Северский гербы, церковная одежда, плащаницы, складни, кресты, дарохранительницы, образцы вышивки бисером, шелком, шерстью. Казачью коллекцию представили седла, сбруи, плетки, чубуки. Всего по описи числилось 1398 экспонатов. Ценности Черниговского музея разместили в доме 72 по ул. Пролетарской.

Три музея – антирелигиозный, исторический и историко-революционный – поступили из г. Днепропетровска. Собрание античной эпохи состояло из 111 экспонатов. Среди них 519 экземпляров бронзовых статуэток Геракла, Гермеса, Дианы, коллекция античных монет, в том числе 90 серебряных, коллекция венецианского стекла XVIII в., фарфора, хрусталя, античные черно-лаковые сосуды, статуэтки эгейской эпохи, фрагменты египетского саркофага, коллекция ковров.

Огромную ценность представляло старинное оружие, щиты, украшения конской сбруи эпохи Петра I, грамоты Екатерины II, Павла I, Николая I, работы скульптора Клодта, предметы быта украинского народа XVII в. В собрание редких книг вошли сочинения Ломоносова 1778 г. издания, труды Феофана Прокоповича, регламент Петра I об управлении адмиралтейством 1780 г. Историко-революционный музей также привез раритеты: личные вещи Щорса, оружие, знамена.

В Новосергиевку был отправлен музей Л.Н. Толстого со станции Астапово. Зимой 1943 г. в Оренбург прибыли четыре ящика с 666 экспонатами музея г. Лохвицы Полтавской области Украинской ССР.

Нелегкие задачи легли на плечи оренбуржцев: принять уникальные экспонаты и – главное – уберечь их от уничтожения. В целях сохранения имущества эвакуированных и Оренбургского областного музеев исполком обязал Облоно развернуть работу по научной инвентаризации исторических  ценностей.

Большую роль для культурного развития Оренбургской области в годы войны играли эвакуированные театры. Так, в Оренбурге находился Ленинградский академический Ордена Ленина Малый оперный театр, в Бугуруслане – Сумской областной украинский театр им. М.С. Щепкина, в Абдулино – Харьковский государственный украинский музыкально-драматический театр им. М.Л. Кропивницкого.

5 сентября 1941 г. Оренбург встретил Ленинградский государственный академический Малый театр оперы и балета во главе с художественным руководителем Б.Э. Хайкиным. художественным руководителем и главным дирижером Ленинградского Малого государственного театра оперы и балета. Придерживался прежней репертуарной политики театра, имевшего репутацию «Лаборатории советской оперы». Руководство Ленинградского горисполкома просило оренбургские городские власти о содействии Малому оперному театру. Уже 20 сентября 1941 г. на сцене летнего театра в парке «Тополя» Ленинградский оперный театр открыл первый театральный сезон в эвакуации. Восстановили оперы «Севильский цирюльник», «Кармен», «Евгений Онегин». Артисты Малого оперного театра напряженно трудились всю войну.

К 1 января 1944 г. театр дал 775 спектаклей, из них 343 – в 1943 году. Самым популярным стал «Евгений Онегин» – прошел 52 раза, «Севильский цирюльник» – 50, «Кармен» – 41, «Травиата» – 46, «Сказка о попе и работнике его балде» и «Пиковая дама» по 38, «Царская невеста» – 37, «Ромео и Джульетта» – 28, «Черевички» – 27, «Риголетто» – 24. «Иоланту» выпустили 30 апреля 1943 г., и к концу года спектакль прошел 23 раза.

Вместе с труппой Малегота (так называли Малый оперный) на Урал прибыли ленинградские композиторы И.И. Дзержинский, В.В. Волошинов, В.П. Соловьев-Седой, Д.Г. Френкель, М.И. Чулаки, которые оставили глубокий след в культурной жизни Южного Урал. И.И. Дзержинский вскоре возглавил созданное в Оренбурге отделение Союза советских композиторов. Д.Г. Френкель писал в одной из автобиографий: «Перед Отечественной войной я работал над оперой «Угрюм-река» для Ленинградского Малого оперного театра и вместе с этим театром был эвакуирован в Оренбург, где совмещал композиторскую деятельность с работой в Оренбургском драматическом театре в качестве дирижера и музыкального руководителя. В Ленинград возвратился в 1944 г.».

В военную пору в Малеготе дирижировал ныне широко известный музыкант К.П. Кондрашин. Он начинал в Малом оперном в 1937 году, где дирижировал классическими и современными операми и балетами. Профессору А.В. Федоровой удалось разыскать фронтовой дневник дирижера в фондах Центра документации новейшей истории Оренбургской области. Кирилл Петрович писал: «Нас всюду с нетерпением ждали. …артисты выступали, несмотря на дождь, на холод, утомительные, выматывающие переезды по проселочным дорогам, выступали по три раза ежедневно, забыв про усталость, про переутомление, про болезненное иногда состояние».

Многие артисты выезжали на фронт. Солист оперы К.С. Ливанов организовал за время войны около 750 военно-шефских концертов, артисты оркестра А.П. Крюгер и З.Н. Карпачевский, дважды побывавшие на фронте, больше тысячи раз выступили в госпиталях и воинских частях.

Ленинградский академический Ордена Ленина Малый оперный театр с сентября 1941 по сентябрь 1944 года поставил 29 опер и балетов, более тысячи спектаклей, дал около тысячи концертов, которые посетили почти миллион зрителей. Средства, полученные от постановок, передавались в фонд обороны страны, на восстановление разрушенных фашистскими оккупантами памятников культуры Ленинграда и Ленинградской области, для семей и детей фронтовиков.

С Оренбургом военного времени связана жизнь двух известных виолончелистов – отца и сына Леопольда и Мстислава Ростроповичей. Они эвакуировались из Москвы, в свое время семья пережила в этом степном городе лихолетье гражданской войны. Ростроповичей приняла Е. Лонткевич, которая в эвакуации постоянно заботилась об их семье. Газета «Чкаловская коммуна» в сентябре 1941 г. писала: «С 1 сентября в чкаловском кинотеатре «Молот» перед сеансами выступает концертное трио в составе: артистки Государственного ордена Ленина Большого Академического театра Союза ССР Э.Я. Гитер-Шипатовской (скрипка), заслуженного артиста РСФСР профессора Л.В. Ростроповича, аспиранта Московской государственной консерватории Р.В. Глезер. Дирекция кино проявила хорошую инициативу, организовав концертные выступления высококвалифицированных музыкантов.

Концерт трио слушают с большим вниманием. Оно пользуется заслуженным успехом. В программу концертов входят произведения западно-европейских, а так же русских и советских композиторов. Особый интерес в первой программе представило большое выступление заслуженного артиста РСФСР профессора Ростроповича с большим мастерством, исполнившего произведение Гофнса, Давыдова, Чайковского, Глазунова». Именно в Оренбурге оттачивалось профессиональное мастерство Мстислава Ростроповича.

Театр имени М.Л. Кропивницкого прибыл из Харькова на Южный Урал в ноябре 1941 г. Приказом отдела искусств Оренбургского облисполкома от 5 декабря 1941 г. его направили в село Шарлык. Директором театра назначили Павла Гавриловича Букреева, а художественным руководителем – Александра Лукича Полиенко. Приехавших числилось 34 человека, из них 29 творческих работников. С мастерством исполняли свои роли В.К. Леонович, М.Е. Донская, П.И. Макаренко и др. Здание Шарлыкского районного клуба, предоставленное театру, было небольшим, и поэтому артисты использовали в основном помещение неполной средней школы. Выступления артистов проходили с огромным успехом. Зрители Шарлыка тепло принимали пьесу «Вечерницы». В июне 1942 г. театр переехал в Абдулино, где разместился в небольшом помещении кинотеатра «Рейс».

В своем репертуаре театр имел 18 пьес классиков русской и украинской литературы, выдающихся советских драматургов: «Наталка Полтавка» И.П. Котляревского, «Бессмертный» А. Арбузова и А. Гладкова, «Маруся Богуславка», «Ой, не ходи, Грицю, да на вечерцы» М.П. Старицкого, «Запорожец за Дунаем» Гулак-Артемовского, «Платон Кречет» А.Е. Корнейчука, «Парень из нашего города» К.А. Симонова и др. За первый месяц работы в Абдулино театр посетили 7900 человек, из них 800 колхозников и 500 рабочих МТС и совхоза. Успехом пользовалась пьеса «Бесталанная», поставленная тринадцать раз. В 1942 г. артисты дали 304 спектакля для 131 393 человек. «Театр в жизни Абдулино – событие большой культурной значимости», – отмечала районная газета.

Освобождению родного Харькова театр посвятил пьесу М.Л. Кропивницкого «Дай сердцу волю – заведет в неволю». Районная газета опубликовала следующую рецензию: «Когда смотришь этот спектакль, построенный на украинском фольклоре, смотреть на декорации, показывающие красочность природы, с расписными хатами украинского села, невольно переносишься к Гоголю и Тарасу Шевченко, которые так ярко и красочно описывали Украину и украинский народ. Спектакль смотрится с большим интересом».

После освобождения Украины театр вернулся на родину. Долгожданный приказ вышел 9 октября 1943 г.: «В целях восстановления и развертывания работы учреждений искусства в областях Украинской ССР, освобожденных от немецких оккупантов, реэвакуировать театр им. Кропивницкого из г. Абдулино в г. Изюм Харьковской области». 31 октября 1943 г. театр выехал в Украину.

Сумской областной украинский театр им. М.С. Щепкина был эвакуирован в город Бугуруслан. Труппа немедленно приступила к подготовке нового репертуара с включением пьес героики военных дней, о Красной Армии, а также постановок антифашистского характера. В репертуар вошли такие спектакли, как «Партизаны в степях Украины» А.Е. Корнейчука, «Шел солдат с фронта» В. Катаева, «Кочубей» А.А. Первенцева, «Мария Богуславская» М. Старицкого и ряд других. В Центральном государственном военном архиве Украины удалось обнаружить письмо директора Сумского театра И.П. Петренко культотделу при Совнаркоме УССР, датируемое весной 1942 г. Текст письма больше напоминает отчет о работе театра за первый военный год.

Государственный театр им. М.С. Щепкина в ноябре 1942 г. 25-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции посвятил постановку пьесы «Русские люди» К. Симонова. Несмотря на все трудности и сложности в работе, режиссер спектакля, заслуженный артист УССР Д.И. Казачковский и коллектив театра создали спектакль, волнующий своим драматизмом и жизненной правдой. В одной из фронтовых бригад, посланных областным отделом искусств в Действующую армию, работала ведущая актриса театра – З. Александрова.

Искусство, особенно театральное, в годы Великой Отечественной войны переживало небывалый подъем, опровергая старое утверждение о том, что «когда говорят пушки – музы молчат». О популярности в Оренбуржье сумского театра свидетельствует тот факт, что к февралю 1943 г. Государственный театр им. М.С. Щепкина дал в области примерно 500 бесплатных спектаклей и внес в Фонд фронта 190634 рубля. На строительство танковой колонны «За Радянську Украину» театр перечислил 100 тыс. рублей. В ответ была получена благодарственная телеграмма от И. Сталина.

Исполком Оренбургского облсовета передал Ростовскому театру миниатюр помещение в г. Соль-Илецке. После захвата вражескими войсками Ростова-на-Дону ансамбль песни и пляски донских казаков (художественный руководитель – П. Лысоконь) эвакуировали в г. Оренбург. В новую программу вошли песни и пляски не только донских, но и оренбургских и уральских казаков, а также кантата «Наша родина», написанная Д. Френкелем.

Известные белорусские художники, отец и дочь, Кудревич приехали в Асекеевский район. Пейзажист Владимир Михайлович Кудревич (1884 – 1957) родился в г. Чаусы Могилевской области. Окончил художественное училище в Лиепае. В 1941 – 1943 гг. жил и работал в Оренбургской области. В 1943 г. выехал в Кемеровскую область. В.М. Кудревичу в 1944 г. присвоили звание заслуженного деятеля искусств БССР, наградили орденом Знак Почета.

Раиса Владимировна Кудревич, живописец и график, родилась в апреле 1919 г. Окончила в 1941 г. Витебское художественное училище – в то время ведущую художественную школу в Белоруссии. С 1968 г. – заслуженный художник БССР. Р. Кудревич в 1942 г. в Оренбургской области создала свое замечательное полотно «Театральный сезон». На нем изображена балерина, отдыхающая у буржуйки.

Белорусские художники Лазарь Самуилович Ран, Никита Лукич Тарасенков, Л.С. Ранжил работали в военные годы в Адамовском районе. Их пригласили в апреле 1942 г. на выставку изобразительного искусства Белорусской ССР в Москве.

В эвакуации ярко проявился трудовой героизм и патриотизм людей, дружба и взаимопомощь народов многонационального государства. С 1943 г., а особенно в 1944 г., начался отток эвакуированного населения в освобожденные от фашистов районы. До августа 1944 г. в эти районы возвращали квалифицированные кадры, потом разрешили выезд семьям.

Война затронула все стороны жизни нашей страны. Она стала серьезным испытанием и для архивистов. В военные годы было утрачено свыше 87 миллионов дел. И в то же время предпринимались активные действия по спасению документов, главным из которых стала эвакуация архивных материалов в тыловые районы страны. Совет по эвакуации наметил места эвакуации центральных архивов СССР, ее сроки и ответственных. НКВД СССР, в ведение которого по постановлению Президиума Верховного Совета СССР от 16 апреля 1938 г. передали архивную систему, сумел оперативно осуществить эвакуацию важнейших фондов из всех государственных архивов европейской части СССР. Во время эвакуации вывезли не более 5 — 6 % от общего объема документов, хранившихся в архивах прифронтовых районов.

Большую роль в сохранении документального исторического наследия в годы Великой Отечественной войны сыграл Государственный архив Оренбургской области. Сюда, начиная с июля 1941 г., стали поступать вагоны с архивной документацией из Прибалтики, Украины, Карелии и т.д. Оренбург в военные годы являлся крупнейшим хранилищем архивной документации, куда из Вильнюса отправили наиболее ценные в политическом отношении архивные документы – дела департамента тайной полиции буржуазной Литвы, заведенные на коммунистов и социал-демократов, материалы предварительного следствия на членов оппозиционных к правительству партий, документы профашистских и некоторых других организаций – около десяти тысяч дел.

Из Риги поступила часть документов Центрального государственного архива Латвийской ССР – 43 фонда. «Это были особо ценные уникальные документы, научно-справочный аппарат – материалы секретариата президента буржуазной Латвии за 1919 – 1940 гг., Политуправления МВД – документы, которые могли представлять особый интерес для фашистов», –  отмечают специалисты. Архивисты Латвии эвакуировали также материалы Министерства снабжения, Управления железнодорожной полиции буржуазной Литвы. Кроме того, в тыл отправили четыре ящика с древними грамотами на пергаменте. Все вышеназванные документы из столицы Латвии вывезли 26 июля, в Оренбурге их приняли 10 августа.

20 июля из Ленинграда эвакуировали документы Ленинградского архива Октябрьской революции и социалистического строительства (в настоящее время он переименован в Центральный государственный архив Санкт-Петербурга). В фондах архива выявлено письмо, написанное сотрудницей П.И. Рубиной в мае 1942 г. в Оренбурге: «Наши ленинградские материалы, за исключением 60 кулей Совнархоза, взятых для обработки в рабочее помещение, хранятся в церкви. Помещение церкви не протекает, сухое и в наших… условиях удобное для хранения материалов. Во всяком случае, ленинградские материалы, благодаря их упаковке, находятся в настоящее время в таком же состоянии, как и до отъезда из Ленинграда».

Центральный государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства, Центральный государственный архив Красной Армии, Архив древних актов, Центральный исторический архив,   фото-, фоно-, киноархив в марте – апреле 1942 г. отправили в Оренбург  и Орск 3 миллиона 53 тысячи дел, а также 200 тысяч фотодокументов и 7118 коробок киноматериалов.

Оренбургский госархив, в связи с поступлением большого массива документов, освободил один из этажей своего хранилища для материалов Центрального архива Красной Армии, документов Латвийской ССР, Гомельского облисполкома, Главгидростроя НКВД СССР. Хранители бесценных сокровищ – архивисты – продолжали вести огромную текущую работу. Сотрудники архивов занимались систематизацией документальных материалов, их описанием.

Эвакуированные предприятия и учреждения заняли практически все пригодные для оборудования городские помещения. Даже Никольскую соборную церковь отвели под хранилище архивных документов из Ленинграда.

Документы центральных архивов СССР поступили не только в областной архив. Среди тыловых городов, принявших фонды центральных архивов СССР, был и город Орск. Сюда доставили собрания государственных архивов Москвы, Ленинграда, Вильнюса, Риги, Мурманска, Ржева и партийных архивов Воронежа, а также Дрогобыча, Днепропетровска, Винницы, Чернигова, Каменец-Подольска и других архивов Украины и Молдавии. Документы пришлось получать в условиях весенней распутицы, когда дороги были труднопроходимыми, и дела из 31 вагона решили временно разместить на площадке шпалопропиточного завода. Для подъезда к этой площадке женщины-архивисты, сопровождавшие вагоны, проложили 250-метровую дорогу из шпал.

Около половины всех эвакуированных документов центральных архивов СССР приняли города Оренбург и Орск. В областной центр поступило 162 вагона, в Орск – 33 вагона, всего 195 вагонов ценнейших материалов по истории России и научно-справочный аппарат к ним. Документы, прибывшие в Оренбург, разместили в Доме учителя (42 вагона), в клубе паровозоремонтного завода (39 вагонов), в соборе в Форштадте (67 вагонов), в зданиях на Фабричном (19 вагонов), Чичерина (52 вагона). В  Оренбурге находились фонды крупнейших архивов Октябрьской революции (ЦГАОР), Центрального государственного военно-исторического архива (ЦГВИА), Центрального государственного архива Красной Армии (ЦГАКА), Центрального государственного архива древних актов (ЦГАДА), Центрального государственного архива Военно-Морского флота СССР (ЦГАВМФ), Центрального государственного исторического архива в Ленинграде (ЦГИАЛ). Вывезенным вглубь страны материалам обеспечивалась, прежде всего, сохранность.

В конце 1943 г. правительство разрешило Главному архивному управлению НКВД СССР реэвакуировать центральные архивы СССР из Оренбурга и Орска. Реэвакуация началась в январе 1944 г. Оперативно документы вывезли из Орска, труднее, оказалось организовать и провести отправку фондов, размещенных в Оренбурге, где их находилось в пять раз больше, чем в Орске: не хватало вагонов, автомашин для перевозки документов на станцию Оренбург, а также людей для их погрузки. К концу 1944 г. все находящиеся в Оренбурге архивы полностью реэвакуировали.

Координировал работу всех прибывших в Оренбургскую область архивов, а потом проводил реэвакуацию Уполномоченный Главного архивного управления НКВД СССР по Оренбургской области П.К. Десятерик, приехавший в Оренбург из Москвы в октябре 1941 г. вместе с семьей.

В условиях Великой Отечественной войны деятели культуры в полной мере проявили себя в деле мобилизации масс на отпор врагу.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>