Среда , 21 Февраль 2018
Рекомендуем
Главная » В областном центре » Жертвы требуют искусства
Жертвы требуют искусства

Жертвы требуют искусства

Тревожно осознавать, что реальность – не более чем иллюзия,

в лучшем случае – согласование восприятий разных участников.

Ирвин Ялом, «Лечение от любви»

 

  С места в карьер! Владислав Наумов на семинаре молодых литераторов был признан Лучшим молодым прозаиком 2017-го года, хоть и не из великого числа коллег по жанру, но всё же. Книга рассказов «Жертвы» — чернейшая обложка, название белым – приз ему за победу, выпущенный издательством МВГ. Характерная деталь в портрете автора – на объявлении итогов семинара-совещания Владислав во всеуслышание заявил со сцены: «Надо всё, что Вы построили [старшее поколение литераторов], снести и построить наше, новое!»

  Открываем книгу и читаем: «Петр лично занялся воспитанием Коли. Воспитывал по-армейски, жестко, но любя. Он хотел, чтобы Коля стал военным. Коля не был против. Спорт ему нравился. Особенно по вкусу ему пришелся бокс, куда отец отдал его с шести лет». Как ни странно, но ни в фонетическом звучании фразы, ни в ее построении, ни в насыщенности образами нет ничего нового. Это скупой на лиричные отклонения, прагматичный язык лишь так называемого нового реализма, пришедшего на смену новому романтизму и – назовем так – новейшему символизму. Предложения словно лишены эмоций, на первом плане незримо выступает мышление, сам принцип разумности, но это одна (!), всего лишь одна из психических функций, заявляющая о своем праве на существование. Нова эта борьба? Нет.

  Вскоре далеко не самая важная функция психики дает о себе знать своей активной вовлеченностью в процесс написания – в нескольких абзацах автор коротко и ясно рисует портрет отца семейства, в котором родился ребенок «с особенностями»: Наумов дает психологически точное описание действий главы семьи Просквириных, «отрывающегося» на старшем сыне, «качающего» его на тренировках настолько усерднее, насколько болезненнее и «необычнее» младшее чадо.

  Юнг, изучавший и работу психических черт людей творчества, определял характер прозаических произведений как аналитический, сосредоточенный на изучении психологии персонажа через логические формулировки, и как визионерский, стремящийся представить образные выражения душевной жизни героев литпроизведения. Идеальный случай – сочетание двух характеров в произведении символическом, в котором мыслеобразы не разделены, но слиты не синтетически, созданно, заданно, обусловленно, а архетипически – врожденно, абсолютно природно, изначально, в соответствии с Традицией миропознания. Владислав Наумов работает в поле смыслов как аналитик, подающий жизнь героев, в том числе и чувственную, готовыми, продуманными штрихами. С одной стороны, это привлекает и позволяет уже при чтении делать выводы о подоплеке поведения героев, с другой – возникает ощущение схематизма, не движения живой плоти и крови, исполненных воли к определенным поступкам, но «проволочных», «шарнирных», роботизированных фигур. Коллеги могут возмутиться моим высказыванием, но я скажу – тайна. Загадка. Вот чего ищет читатель в реалистичной литературе – возможности узнать новое для себя через разгадывание секретов человеческой души и движений природы. Оставьте ему возможность включить собственный ум и фантазию – додумать, понять, представить!

  Реальность – согласование восприятий. Взаимная договоренность, фактически, что считать ясным и что понятным. Владислав выстраивает свой мир, но надо отдавать себе отчет, что это копия Реальности, перестроенная так, как ее понимает автор. И надо признать, он понимает ее не без боли и даже шока, но картины издевательства над «особенным» ребенком так детализированы, что возникает вопрос – а стоит ли добиваться фотографического подобия действительности? И так уже больнее некуда!

  Сверившись с биографией Владислава, вспоминаю, что он работал и работает журналистом. Вот эта очерковость, торопливая обнаженность мотивов и целей персонажа – всё оттуда, из интервью и публицистики. Рассказ-репортаж, история, фиксация на фактах. Но для громкого звания «художественного произведения» этого недостаточно. Документалистика дает о себе знать.

  В целом такой стиль очень хорош для газетно-журнальных публикаций и для… радиоспектаклей. Подробности мира Наумова зримы, вещественны, почти осязаемы – но это использовано для подчеркивания темных, неряшливых и просто грязных свойств реальности. Спасибо. Нет, спасибо! О черной краске не надо забывать – но надо помнить и о том, что Черная Звезда, вокруг которой вращается наша Вселенная, поглощает не всё. Есть! Есть еще белые-белые дни, белые горы и белый лед!

Извините, увлекся.

  Ломать старое и сносить якобы отжившее рано. Большой шаг к читателю – а теперь передохнуть и учиться, помимо мастерства Аналитика, таинственному ремеслу Художника.

  Чтобы не было иллюзий, как говорил один мастер иллюстраций.

Андрей Юрьев,
член Союза российских писателей,
администратор Сайта уральских словесников «Люминотавр»
(
lutavr.ru)

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>