Пятница , 9 Декабрь 2016
Рекомендуем
Главная » В Доме литераторов » Книга Натальи Кожевниковой «Посреди реки и света»
Книга Натальи Кожевниковой «Посреди реки и света»
Директор Дома литераторов Виталий Молчанов поздравляет Наталью Кожевникову

Книга Натальи Кожевниковой «Посреди реки и света»

В московском издательстве «Голос-Пресс» вышла четвертая книга оренбургской поэтессы, главного редактора литературного альманаха «Гостиный Двор» Натальи Юрьевны Кожевниковой «Посреди реки и света». Издание состоялось благодаря помощи правительства Оренбургской области.

Наталья Кожевникова родилась в Бузулуке Оренбургской области, окончила Оренбургский государственный педагогический институт, работала главным хранителем фондов Бузулукского краеведческого музея, собственным корреспондентом, заместителем главного редактора газеты «Южный Урал». С 2008 года – главный редактор литературно-художественного и общественно-политического альманаха «Гостиный Двор».
Член Союза писателей России. Автор поэтических книг «Лики любви», «Домовитая ласточка» и «Другое время», публикаций в журналах «Москва», «Подъём», «Простор», «Дон», «Аргамак – Татарстан», «Новая Немига литературная», «Невский альманах», «Родная Ладога» и др., газетах «День литературы», «Литературная Россия», сборниках и антологиях современной поэзии. Лауреат областной Аксаковской премии (1992), премии журнала «Москва» (1993), Всероссийской литературной пушкинской премии «Капитанская дочка» (1997), Всероссийских литературных премий «Соколики русской земли» (2011), имени Д.Н. Мамина-Сибиряка (2012).

Директор Дома литераторов Виталий Молчанов поздравляет Наталью Кожевникову

Директор Дома литераторов Виталий Молчанов поздравляет Наталью Кожевникову

Стоит отметить, что у Натальи Юрьевны две дочери и, не иначе как по Божьему промыслу, именно в день доставки в тиража книги «Посреди реки и света» в Дом литераторов имени С.Т. Аксакова, родился четвёртый внук.
И потому сотрудники Дома литераторов, коллеги по творческому цеху с удовольствием поздравляли Наталью Юрьевну с разу с двумя событиями, желали здоровья, реализации всех творческих планов!
Отметим, что новая книга Натальи Кожевниковой начинается со статьи литературного критика Вячеслава Лютого «Терновник или Высокое одиночество поэзии Натальи Кожевниковой», с которой можно познакомится ЗДЕСЬ. Мы же предлагаем статью не менее известного прозаика из Самарской области Эдуарда Анашкина, которая называется та же как и книга Натальи Юрьевны.

Посреди реки и света
БОЛЬШОМУ КОРАБЛЮ – БОЛЬШОЕ ПЛАВАНИЕ

Главного редактора регионального литературного журнала вполне можно сравнить с капитаном корабля. Потому что талант редактора сродни умению кормчего провести в наше «штормовое» для литературы время журнал, как корабль, между рифов официоза, мелей финансовых кризисов и дефолтов, между пиратов с либеральным оскалом и псевдопатриотов с узким обывательским аршином, которым они время от времени пытаются поверить литературу всея Руси… А еще надо учесть, что помимо штормов бывают штили безвременья-замалчивания, не менее опасные для корабля.
Вопрос вопросов в том, куда и во имя чего ведет тот или иной капитан-редактор свой корабль-журнал. Иной капитанишко предпочитает не заплывать за региональные «буйки». Другой десятилетиями обживает родную бухту, даже не задумываясь о том, что «большому кораблю – большое плавание». Сколько загинуло по России журналов-кораблей, так и не вышедших из «местечковых» гаваней исключительно местного авторства! Авторов журнала, в свою очередь, можно сравнить с командой корабля, подбираемой в идеале не только по принципу землячества, но и по принципу профессионализма. А читателей я бы сравнил с пассажирами. Если они берут журнал в руки, т.е. всходят на палубу корабля, то вправе полагать, что их путешествие в страну русского слова не ограничится привычной бухтой-барахтой. Да и региональной власти вряд ли захочется финансировать «корабль», годами ржавеющий в региональной бухте на приколе. Утверждение о том, что капитанство – дело сугубо мужское, опровергает пример Натальи Кожевниковой, талантливой оренбургской поэтессы и одновременно – талантливого главного редактора оренбургского литературного журнала «Гостиный двор». Правду говорят: если человек талантлив, то талантлив во всем! Пишу о «Гостином Дворе» именно как о журнале, хотя он официально является альманахом. Регулярная периодичность «Гостиного Двора» позволяет позиционировать его в качестве журнала.
Одна из поэтических книг Натальи Кожевниковой называется «Домовитая ласточка». Тоненькая талантливая книга, хотя Наталья Кожевникова, как поэт, давно достойна того, чтобы «попасть в переплет»! Однако какой бы «домовитой ласточкой» ни была лирическая героиня стихов Натальи Юрьевны Кожевниковой, как главный редактор журнала-корабля, Кожевникова менее всего склонна отсиживаться в «домашней гавани». Вот уже несколько лет с неженским мужеством Кожевникова ведет «корабль» «Гостиный Двор» навстречу всероссийским литературным ветрам. Причем, не ищет только попутных ветров, дальновидно понимая, что без встречных ветров успешного плавания не бывает. Она постоянно пополняет команду авторов талантливыми иногородними, не оренбургскими писателями, тем самым расширяя горизонты читателей журнала. Делает всероссийский журнал с оренбургской пропиской. Помогает пассажирам-читателям увидеть литературный мир огромной России – от Москвы до самых до окраин – во всем его многообразии. И в свою очередь помогает литературному миру России встретиться с талантливыми авторами, проживающими на территории Оренбургской области – Петром Красновым, Александром Филипповым, Павлом Рыковым, Вадимом Бакулиным, Сергеем Бурдыгиным. Это только несколько имен из новых номеров «Гостиного Двора». А вообще-то на страницах журнала, если смотреть в целокупности, целая россыпь оренбургских талантов, как знаменитых уральских самоцветов. Немаловажная деталь: я покуда не встречал ни одного регионального журнала, где бы председателем общественного редакционного совета был бы министр культуры. А в «Гостином Дворе» редсовет возглавляет министр культуры Оренбургской области В.А. Шориков, что, несомненно, свидетельствует об уважении региональной власти к литературе. Если продолжить сравнение редактора с капитаном, то Наталья Кожевникова – капитан дальнего, не окрестного, плавания. Потому и желаю ей, как капитану-редактору, семь футов под килем!
С точки зрения читателя, Кожевникова – своеобразный феномен сочетания лирической домовитости ласточки в собственном поэтическом творчестве с редакторской открытостью всему лучшему, что есть за пределами оренбургского «дома». С одной стороны Наталья Юрьевна тверда в управлении журнальным литпроцессом. С другой стороны – хрупка, хотя и самоотверженна, как лирическая поэтесса. В России сегодня, как подмечают многие, расцвет эпохи женщин-поэтов, сумевших перенять мужские качества, а женской своей сути словно бы стесняющихся. Современные русские поэтессы в своих стихах шашкой машут и строчат из АКМов так, что иным мужикам-плакунам впору поучиться! Похвалить бы женщин-поэтов за то, что «коня на скаку остановят», а только грустно. Несколько лет назад был я поражен, когда одна моя поэтесса-землячка, творчеством которой не устану восхищаться, отбрила меня, посмевшего – страшно сказать! – подать ей пальто в гардеробе областной библиотеки. Сказала: «Не надо ко мне относиться, как к бабенке, я и сама в состоянии взять свое пальто…». Долго не мог прийти в себя от такой отповеди. Конечно, такая позиция, видимо, вызвана желанием сохранить творческий «суверенитет» в мужском коллективе. Но подумалось тогда, что не менее, чем женская стойкость, важна и та женская слабость, в которой веками таилась и таится сила великая. И я благодарен Наталье Юрьевне Кожевниковой, что не стесняется она этой слабости-силы в своих стихах! «Моя память, как малый ребёнок, капризна –//По ночам тяжела, горяча и нема… //За околицей ветер взывает: «Отчизна!». //И во мгле проступают на миг имена //Обезглавленных храмов и башен тюремных, //Адских станций с урановой плотью внутри… //Одинокая! Ради живущих и бренных //Потерпи и солёные слёзы утри… //Моя память, ты – узник, желающий воли. //Беспощадна – как цепкие когти волчат //На дороге, упавшей в зелёное поле, //Где по-русски отчаянно птицы кричат».
Поэтесса, пишущая такие стихи, несомненно, и в горящую избу войдет, если понадобится. И коня на скаку останавливать ей, видимо, не раз в жизни доводилось. Но при этом лирической героине, которую создала в своих стихах Наталья Кожевникова, хочется и пальто подать без опаски быть ею осмеянным, и защитить ее. Ведь может, главная беда России в том, что мы, русские мужчины, с некрасовских еще времен твердо уверовали, что наши женщины нигде не пропадут и все перемогут. И в Сибирь за нами на каторгу пойдут, и гранаты на войне поднесут, и баррикады построят… Вот и затеваем самоуверенно время от времени то революции, то перестройки…В сердцах русских женщин так много Веры, Надежды и Любви, что России, как кажется нам порой, не страшны любые напасти: «Как нетленна любовь, так и вечен народ –//В безоглядной дали и в тюремном бараке. //Вот и холм посредине села от невзгод //Уцелел и поёт, и сияет во мраке. //А над ним, не спеша, без незначащих слов //Поднимается церковь из золота сосен. //Упираясь свечами своими куполов //В осиянное небо, в пресветлую осень. //И на дымчатых ветках висят до поры, //И о будущем грезят иголки и листья. //И задорно, победно стучат топоры, //Лик Христа проступает под беличьей кистью».
Последние строчки невозможно придумать, Их можно только прочувствовать, увидев в жизни. Поэтессе Наталье Кожевниковой, жене, а ныне, увы, вдове талантливого живописца, довелось увидеть таинство создания художественного мира на полотне. И она одной поэтической строкой – поразительная емкость! – сумела передать это таинство в своих стихах. Покойный муж-художник, по всей вероятности, так и остался для Натальи Юрьевны недосягаемым образцом мужчины, творческим идеалом, рядом с которым меркнут другие. Потому что замуж Кожевникова, оставшись молодой вдовой в 1995 году, так больше и не вышла. Но Кожевникова не была бы Кожевниковой, если бы осталась только безутешной вдовой. Она, ко всем прочим своим качествам, еще и счастливая мать. Одна из дочерей пошла по стопам мужа. Сегодня живет в Санкт-Петербурге и является одной из лучших молодых художников России. На недавней Всероссийской художественной выставке в Москве стала обладателем Золотой медали. Супруг другой дочери Натальи Кожевниковой – офицер и талантливый прозаик, автор двух книг. Не семья, а дом творчества! А истоки этого творческого горения, которое Наталья привнесла в жизнь своей семьи, став взрослой женщиной, конечно, идут из ее бузулукского детства. Бузулук – город, известный тем, что находится рядом с красивейшим в России лесным заповедником. Природная красота бузулукских окрестностей, видимо, тоже сыграла свою роль. Но главным воспитателем будущей поэтессы стала тетушка, заслуженный учитель, которая сумела привить маленькой Наташе любовь к поэзии настолько, что уже в 12 лет девочка наизусть и в полном объеме знала «Евгения Онегина». Потом была учеба в Оренбурге, возвращение в Бузулук, многолетняя самоотверженная работа в музее. И, конечно, поэтическое творчество, которое однажды все-таки выплеснулось на страницы газеты благодаря мужу. Он и принес впервые в бузулукскую городскую газеты стихи Натальи Кожевниковой. Без сомнения, счастливая семейная жизнь рядом с мужем-художником, чутким к таланту других людей, обострила и без того острое природное художественное зрение Кожевниковой-поэтессы. Не потому ли в ее стихах большая кисть эпического отражения действительности сочетается с зоркой внимательностью к незначительным, казалось бы, деталям. И совершенно особенный талант Кожевниковой возводить эти «мелкие» детали в ранг художественного символа, когда из-под маленькой лирической беличьей кисточки проступают эпически бытийные понятия веры и духовности?.. Многие стихи Кожевниковой – не просто гимн любви женщины к мужчине. Они – благодарение Богу, давшему в спутники жизни талантливого творца, результатом чего стали не только творчески одаренные дети, но и талантливые произведения поэзии и живописи, такие же дети этой счастливой семейной творческой пары – поэтессы и художника. При этом лирическая героиня Кожевниковой всегда помнит о мужском природном старшинстве, ничуть не считая при этом себя умаленной: «…Твоей улыбки шалый дым, //Твоё старшинство надо мною. //Твоя морщинка меж бровей. //И плен почуяв, зароптала, //Ещё не зная, что твоей //Отныне женщиною стала… //Взлетела в небо птица дня. //Упала в травы птица ночи. //Не счесть мне звёздного огня //И лунных в речке многоточий. //Обид и нежности скупой, //И непредсказанных любовей. //Так не приемлет дождь слепой //Ему поставленных условий».
Как поэт и как редактор одного из лучших сегодня в России литературно-художественных журналов, Кожевникова тоже не приемлет условий, что периодически неизбежно пытаются ей навязать житейские обстояния. Видимо, эту стойкость дает ей память о муже, дань уважения не просто женщины к мужчине, но одного талантливого художника к другому талантливому художнику. «Останься для меня живым – //Плывущим облаком, рекой, //Знакомым кленом молодым //И песней с тихою тоской. //Останься для меня живым! //Пока жива, пока одна //Над звездным берегом крутым //Восходит в сумраке луна. //Останься для меня живым! //Пока во тьме белым-бело, //Пока вытягивает дым //Из дома сонное тепло…». Ветры нашей сумасшедшей эпохи не только врываются в дома – катастрофами реальными и телевизионными. Они порой незаметно прокрадываются и пробираются к нашим душам и нашим очагам, чтобы лишить нас тепла, без которого невозможна жизнь. Современный человек инстинктивно ищет точку опоры в прошлом, в той памяти, что позволяет сохранить в себе человека. Домовитая женщина-ласточка Натальи Юрьевны Кожевниковой в этом социальном контексте образ не только художественно полнокровный, но и социально актуальный. Образ, который учит нас не подчиняться поставленным условиям, но подчинять эти условия себе. Причем, в самых сложных ситуациях. «Вот она, горечь разлуки //С красной опавшей листвой! //Тянет ко мне ветви-руки //Клен, что посажен тобой. //Весь в ожиданье ухода, //В оледенелом плену //В озере синь небосвода //Медленно тонет ко дну… //…Ветер во тьме, как награда, //Вдаль улетает, забрав //Все сумасшествие сада, //Все одиночество трав». Естественность поэтической интонации стихов Кожевниковой такова, что даже порой лишенные внешней рифмы, ее стихи воспринимаются рифмованными душою. В них внутренняя интонационная рифма, ощущаемая не на слух, а сердцем. «Нет луны, но тихо светят //В небо белые сирени, //И река остановилась Подремать в полночный час. //Я пришла сюда откуда? //Где была моя обитель? //В светлом царстве-государстве //За серебряной рукой? //Кто любил меня беспечно //В том, другом тысячелетье, //Распуская косы-кудри //Осмелевшею рукой? //Из чего стихи сложились //В миг, когда вспорхнули птицы? //Из пунцовых горьких ягод, //Слёз, метелей и дождей? //Из вселенской синей воли, //Из разбуженного солнца, //Из земной горячей страсти? //Но отныне знаю я: //Кто ответит – станет мною. //А не мною, так сестрою – //Посреди реки и света, //Вздоха, воздуха, земли». В этих стихах бытийное ощущение пространства и времени, вплетаюшихся в косы женщины, в яростно цветущие сирени, в прошедшие и грядущие века. Ощущение ветра эпохи, как встречного, так и попутного.

Сайт Русское Воскресение
http://www.voskres.ru/literature/critics/anashkin9.htm

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.Обязательные поля отмечены *

*


Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>